Алексей Урманов: Мне очень повезло с моими наставниками

Фигурное катание… Захватывающее, бесподобное, красивое действо. Но мало кто задумывается, сколько сил и труда вложено спортсменами, чтобы добиться блестящего выступления. Совсем недавно я встретилась с Алексеем Урмановым, Олимпийским Чемпионом, Чемпионом Мира и Европы. Вот что Алексей рассказал мне.

—Добрый день, Алексей! Скажите, пожалуйста, во сколько лет Вы встали на коньки?
—Я на коньках с четырёх лет.

—Нравилось ли Вам ходить на каток или родители заставляли?
—Честно говоря, я не горел желанием, просто родители привели, а я занимался.

—Кто был Вашим первым тренером?
—Самым первым был Генрих Михайлович, но фамилию его я, к сожалению, сейчас уже не помню. Потом была Нина Николаевна Монахова, потом — Наталья Витальевна Голубева, а потом уже Алексей Николаевич Мишин. Алексей Николаевич меня сделал олимпийским чемпионом, но руку всё равно к этому приложили все те тренеры, которые со мной работали.

—Какая спортивная награда стала для Вас самой драгоценной?
—Конечно, олимпийская.

—Что Вам помогает справиться с волнением, когда Вы выходите на большой лёд, например, олимпийский, чемпионатов мира и Европы?
—Наверное, справиться с волнением в первую очередь спортсмену помогает та уверенность, та база, которую он сам себе создаёт на тренировках с помощью тренеров, хореографов, потому что более натренированные и наработанные моменты придают уверенности и сил. А дальше — второстепенные моменты: психологический настрой и многое другое.

—Ваш рецепт нашим читателям — как стать олимпийским чемпионом?
—Рецепта на самом деле никакого и нет, потому что это очень сложно. Вообще спорт — это серьёзное испытание для человека, для спортсмена, которое не каждый выдерживает и проходит. Поэтому рецепта никого быть и не может. Единственное, что определённо нужно для того, чтобы достигать вообще каких-то результатов — это и желание, и трудолюбие, и дисциплина, то есть такие моменты, которые способствуют развитию спортсмена.

—Можете сказать, кому сложнее на льду — одиночникам или парам? Наверное, в паре больше ответственность за партнёра…
—Я думаю, что не стоит сравнивать эти два момента, потому что и то, и другое по-своему сложно. У одиночников — большее количество многооборотных прыжков, сложных, очень сложных. В паре — это подкрутки, поддержки, выбросы, тодесы, параллельные вращения… Каждый труд — он по-своему тяжёлый.

—Расскажите, пожалуйста, о Ваших тренерах подробнее. Кто больше Вам запомнился?
—Я считаю, мне очень повезло со всеми моими наставниками, потому что каждый был на своём этапе очень хорошим и правильным педагогом. Генрих Михайлович в принципе поставил меня на коньки, и поставил, наверное, правильно. За это ему большое спасибо. Нина Николаевна Монахова была просто педагог от Бога. Она к любому ребёнку могла найти нужный подход, который был необходим, потому что в тот момент, когда я у неё занимался (мне было тогда 5-6 лет), она привила любовь к этому делу, которым в итоге я занимался и занимаюсь. А Наталья Витальевна Голубева создала ту базу, на которой можно было наращивать свой потенциал с Алексеем Николаевичем Мишиным. Наталья Витальевна провела огромную работу со мной и в принципе сделала меня спортсменом. Алексей Николаевич сделал меня олимпийским чемпионом. Каждый тренер на своём этапе выполнил тот объём работы, который принёс свои результаты и плоды. Я всем им очень благодарен. Наталья Витальевна Голубева до сих пор работает и готовит очень хорошие сильные кадры, Алексей Николаевич тоже до сих пор готовит чемпионов. Все на своём месте.

—Чем для Вас является тренерская работа? Каким тренером видят Вас ваши ученики?
—Иногда мне кажется, что я слишком строгий бываю… И требоватечно. Я требовательный, потому что хочу передать то, что знаю сам, и хочу, чтобы мои спортсмены добились какого-то результата. Если бы я работал не на результат, то, наверное, и не нужно быть требовательным. Но я хочу, чтобы был хороший результат.

—Есть ли в Вашей группе ребята, по которым сразу видно: это — будущие чемпионы?
—Я бы не стал зарекаться, но, конечно, в каждом из моих ребят, которых на данный момент всего четыре человека, я хотел бы видеть чемпиона. И, наверное, вижу. Но пока это мечты, которые ещё не сбылись.

—Сколько лет Вашим ученикам?
—Восемь, тринадцать, шестнадцать и девятнадцать.

—Как стать учеником Алексея Урманова? Какие качества для этого нужны?
—Должен быть определённый талант, обязательно должна быть двигательная одарённость, желание, конечно, хотя бы какие-то элементарные навыки и данные. Это уже немало, поверьте мне.

—А Ваши дети уже выходят на лёд?
—Мои — да, тоже уже начали кататься.

—Как их зовут?
—Иван и Андрей.

—Что Вы чувствуете, выходя на большой лёд?
—Волнение есть всегда, и это необходимо. Небольшой выплеск адреналина должен быть обязательно. Он помогает сосредоточиться, способствует какому-то выходу энергии.

—Есть ли у Вас друзья среди фигуристов?
—Конечно. Маша Петрова, Алексей Тихонов, Алексей Ягудин, Женя Плющенко, хорошо общаемся с Машей Бутырской, с Ирой Слуцкой, с Мариной Анисиной…

—За что Вы полюбили фигурное катание?
—Любишь то дело, которое получается. Я, наверное, полюбил за то, что у меня получалось — и почти что с самого начала. Я это чувствовал. Мне это нравилось, потому что я сам себе приносил постоянную эмоциональную зарядку.

—Кроме фигурного катания, есть ли у Вас любимые занятия?
—Это сложный вопрос. Мы занимались спортом, жертвуя всем остальным, хотя, может быть, это не совсем правильно. Хобби — не могу сказать, что оно у меня есть. Когда есть возможность, я стараюсь заняться другим игровым спортом — боулинг, рыбалка иногда. Одним словом — активный отдых.

—Как Вы отдыхаете?
—Красиво. Я люблю отдыхать очень спокойно — купаться в море, полежать на пляже, позагорать…

—Что Вы можете рассказать о проектах «Танцы на льду», «Звёзды на льду»?
—Идея и задумка этих проектов гениальная. Придумали подобные проекты англичане. Во-первых, это популяризация фигурного катания, во-вторых, это действительно интересно в плане шоу. Это чистое шоу, но это интересно для всех! В проекте «Звёзды на льду» участники получше катались на коньках, наверное, они до этого всё-таки где-то когда-то катались — для себя. На канале «Россия» было немного по-другому. Ни для кого не секрет, что Пётр Красилов занимался именно фигурным катанием в детстве, причём занимался лет шесть. Конечно, когда он вышел на лёд, то вспомнил, как это делается. А остальные участники… Татьяна Догилева, Лада Дэнс, Инвар Калныш, Сергей Селин — не катались на коньках никогда! На Первом канале — Чащина не каталась на коньках никогда! Она серебряный призёр Олимпийских Игр по гимнастике. Я считаю, что Сергей Лазарев талантливый парень. Я ему верю, что он когда-то где-то катался просто для себя, но не занимался этим профессионально, может, есть определённый талант. А на проекте его начинают обучать, и он намного быстрее, без страха впитывает ту информацию, которую ему дают. Количество переходит в качество.

—Вы катались с Татьяной Догилевой. Как Вы с ней поладили? Как прошла первая встреча?
—Очень хорошо поладили. На первой встрече мы присматривались друг к другу, но достаточно быстро нашли общий язык и подружились. Она очень коммуникабельная, приятная в общении, просто замечательный человек, абсолютно простой и контактный. Вообще она молодец, что сделала такой героический шаг. Я знаю, насколько ей было непросто, насколько она была зажата на тренировках и насколько раскрывалась на соревнованиях, конечно, благодаря состоянию её Души и её профессии, потому что она актриса и режиссёр с большой буквы. Она собиралась именно в тот момент, когда нужно было собираться, и выступала блестяще настолько, насколько это было нужно. Большие ей слова благодарности.

—Как Вы согласились на участие в проекте «Танцы на льду»?
—Я долго не соглашался, честно, потому что считал, что это какая-то авантюра или утопия, я не верил, что что-то может получиться и безболезненно пройти. Честно говоря, это ведь ещё и немножко опасно. Мы говорим: «Как это всё красиво!» А ведь травмы были, и много. Когда падает фигурист, это очень больно и страшно, когда падает не фигурист, который стоит на коньках — это убийственно.

—Алексей, что Вы можете сказать о развитии фигурного катания у нас в Петербурге? Сложная ситуация сейчас с танцами на льду…
—Конечно, хотелось бы развить фигурное катание и одиночное, и танцы на льду. Всё-таки для такого огромного мегаполиса мало только Академии Фигурного Катания. Мало. Скорее всего, всё это будет. Скорее всего, будут создаваться школы и в других районах, потому что сейчас, особенно после проектов «Танцы на льду», «Звёзды на льду», интерес к фигурному катанию огромный, наплыв детей огромный, но ведь не будут сюда, на Комендантский проспект, возить детей, например, из Купчино… В Москве сейчас очень много катков, они есть почти в каждом районе. Со временем, поверьте, это всё придёт и в Петербург. А что касается танцев на льду — необходимо ведь привлечь специалиста, а лучше два, три, потому что тренер, работающий с одиночниками, не может обучать танцам на льду. Нужна определённая квалификация. И делать это нужно обязательно, и это когда-нибудь будет сделано. Только в конкурентной борьбе рождаются чемпионы.

—Вы много где были за границей. Где Вам понравилось больше всего?
—В Японии. Это одна из моих самых любимых стран. Я считаю, что если у человека есть возможность путешествовать, то в Японии нужно побывать обязательно.

—И напоследок — вопрос с улыбкой. Читатели нашей газеты интересуются, сколько пар коньков Вы снашиваете за год?
—Дети молодцы, хорошие, профессиональные вопросы задают… На самом деле немного, то есть максимум две пары за год. Одних ботинок хватает на сезон. Сезон в фигурном катании — с сентября по апрель.

—Алексей, мы благодарим Вас за внимание. Что бы Вы хотели пожелать нашим читателям?
—Дорогие ребята! Спасибо Вам, что вы прочитали эту статью. Желаю Вам здоровья, любви, счастья и удачи. Всегда любите то, чем вы занимаетесь, и делайте это с удовольствием. Уважайте своих педагогов, Родителей и друзей. Верю, что у Вас всё получится.

Анцупова Ирина Игоревна, 15.02.2007

 

Сайт создан в системе uCoz